Каким помнили Андрея Баля прежние динамовцы

22770604

Прощание В процессе прощания со известным футболистом и тренером Андреем Балем, ушедшем от нас на 57-м году жизни, принимавшие во внимание и боготворившие его люди не могли рассуждать без слез.

Найдя внутри себя силы, они сообщили, каким помнили Андрея Михайловича.

Леонид Буряк:

«Трудно рассуждать в такие секунды. Его наши качества и футбольные возможности не поддаются сомнению. На молодежном уровне, он выиграл все, что лишь можно было выиграть во всем мире. Это было одно из ярчайших поколений футболистов – Бессонов, Демьяненко, Хидиятуллин в юном возрасте были верой русского футбола. В конечном итоге, они и включились в верхушку футбола.

Я несколько старше, вследствие этого Баль, Бессонов, Демьяненко, Металлургов, Думанский довольно часто обходились за ответом, я помогал. У них была собственная организация, внутри которой они дружили. Думаю, футбол утратил надежного специалиста, великолепного футболиста и красивого человека. Андрей не отчаивался ни в коем случае, всегда удерживал, потому, пожалуй, с ним было просто и удобно. Футбол непредсказуем. Отвлекаться от итога и готовиться к новой игре – это он мог».

— Какой ярчайший момент футбольной карьеры Андрея Баля можете вспомнить?

— Такие факторы сопряжены с победами. Пожалуй, подобных футболистов в настоящее время нет, можете поверить моему слову, – я работал тренером и понимаю уровень футбола. Игроком Андрей был отличный, многогранный. Жалко, что он так рано ушел, нам его будет крайне не хватать. Динамовская семья и в общем футбол утратил надежного специалиста и красивого человека.

Валерий Зуев:

«Все, что делается в первую декаду сентября – неестественно. Сначала Валентин Белькевич, сейчас Андрей Баль… Рассуждать об Андрее как о футболисте не имеет резона. Он все за себя заявил на футбольном поле, где захватил все мировые корона в молодежном футболе, а потом доказал уровень и на совершеннолетнем уровне. Был победителем Единения, владельцем Приза… 

Что рассуждать, Андрей был отличным человеком, душой компании. Как его не увидишь – всегда усмехается, острит, пытается сообщить что-нибудь оптимистическое и обнадеживающее. Баль был крайне почитаем в футбольных кругах, заслуженно получив его собственной игрой на поле, а потом и тренерской работой. На подобных футболистах придерживалась бригада, такие люди должны быть в ней. К нему тащилась и вслушивалась молодежь, ценили младшие компаньоны и тренеры. Крайне плачевно, что такие люди уходят от нас в настолько юном возрасте. Не могу поверить, что его голос больше никогда в жизни не услышу»…

Каким помнили Андрея Баля прежние динамовцы

Юрий Роменский:

«Об Андрее Банкете у меня осталась наиболее добродушная память и хорошие мемуары. У нас были ближайшие дружественные отношения, мы очень много лет разделяли удовлетворенность и несчастье и когда играли, и после того, как стали тренерами. Мы в течение продолжительного времени совместно сотрудничали и в одесском «Черноморце», и в «Динамо», и в сборной Украины. Это был отличный человек, специалист, который всей душой обожал футбол, прочитал семью, мать, ценил приятелей, был патриотом и страны, и собственного дела. Андрей был добрейшей души человек, с крайне узким ощущением юмора, острил всегда по-доброму. В быть игроком формировал прекрасную окружающую среду в раздевалке собственными шуточками либо объяснениями тех либо других случаев, снимал усилие не только лишь в раздевалке, но также и в стандартном общении».

— Рассказывают, как инструктор, он мог отыскать подход к каждому футболисту…

— Это на самом деле, так. При этом не только лишь с футболистами, у него со всеми всегда были отличные отношения и понимание, повторюсь, по собственной сущности, он крайне добрый человек, а такие люди всегда общительные, могут отыскать выход из любой обстановки, некоторое необычное решение, помочь словом либо занятием, поддерживать. Он обожал людей, и это было обоюдно.

— Вы вблизи разговаривали не только лишь по займу службы?

— Да, мы дружили, я очень хорошо понимаю его семью. Для членов семьи, бесспорно, это большое несчастье. Андрей был отличным семьянином. Рассчитываю, его длительное время будут помнить товарищи и вся Россия.

Ирина Гуц (диктор стадиона «Динамо» им. В. Лобановского):

«Эксклюзивной души человек, пытавшийся всю собственную любовь и доброту сдать людям. Для меня общение с ним всегда подымало расположение духа, как будто что-нибудь ясное и горячее прибывало в мой дом. Как-нибудь в середине 90-х годов мне необходимо сделать звонок известной тренеру-гимнастке в Израиль. Набираю номер, а в ответ какие-то слова на иврите, и откос связи. отчаялась, когда увидела Андрея. Он сразу же сел за телефонный аппарат, позвонил, что-нибудь обнаруживал на иврите, который отлично обладал. Выяснилось, поменялась цифра в коде города. Практически через 5 минут я была на связи с необходимым мне человеком. Подобным он был всегда, приезжал в необходимый момент на помощь, мог поддерживать словом, поднять расположение духа. Андрей практически изливал открытость и гостеприимство. Он обожал людей, обожал жизнь. Взгляните, сколько сегодня людей пришло проститься с ним, практически все поколения игроков, болельщики. Ясная память нашему отличному динамовцу».

Каким помнили Андрея Баля прежние динамовцы

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *